Почему Троица – это три? Абсолютная неизбежность Троицы.
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on facebook
Share on whatsapp
Share on telegram

В первой части: «несчастный» Бог, — ловушка безусловной абсолютности. Выражение Бога, через самоограничение и отдачу всего, что возможно отдать. Самоудовлетворяющая реализация Бога, — создание Центрального ядра Творения. Три типа реальности и их интеграция в личности Бога. Бог – един, но Он не один…

Почему для выражения Единого Бога понадобилось именно триединство? Почему именно три? Откуда появилось это число? Сама постановка вопросы выглядит странной только на первый взгляд…

Если рассматривать аргументы в пользу «тройки» с последовательностью от простого к сложному, то для простого объяснения достаточно увидеть, что именно в группе из «трех» содержаться все варианты межличностных отношений.

Таких вариантов действительно три: 1+1, 1+двое (группа), и, двое (группа) +1, — и их будет вполне достаточно для выражения полноты отношений в такой группе.

В отношениях пары не достает варианта «один – группа», а отношения, например, в квартете без труда можно свести либо к комбинации «один – группа», либо к комбинации «группа — один», то есть к любой комбинаций в тройке.

Следующим и основным аргументом в пользу триединого объединения, будет заложенный в тройке потенциал ответа на вопрос: кто же сотворил Бога? Концепция одиночного Бога таким потенциалом не обладает.

Одиночный Бог не имеет взгляда на свое пред-существование, Он не несет в себе отношения к тому, что было «до» него, ведь до Него ничего не было, Он может относится только к тому, что было «после» него.

В Первой части материала, мы неуклонно отстаивали позицию безусловной абсолютности исходного Божества, которая определяет и безусловную тотальность (безграничность), и безусловное совершенство, и безусловную полноту.

Отсутствие в Боге хоть «чего-то», пусть даже отношения, в данном случае, отношения к тому, что было «до него», ставит крест на Его безусловной абсолютности. Бог теряет свою полноту.

Приверженцы одного Бога жертвуют абсолютностью Бога, принимая отсутствие в нём отношений к своему пред- существованию, как данность, и фактически признавая тупиковость вопроса о Его происхождении.

К тому же в любом таком построении Бог является исключительно Создателем и очевидно не несет в себе опыта создания, и это существенное дополнение делает неполноту Бога ещё более очевидной.

Мы вплотную приблизились к той формулировке вопроса о сотворении Бога, которая нам кажется единственно корректной.

Думающая аудитория спокойно уходит от лобового вопроса: «кто сотворил Бога», — объясняя оппонентам, что подобного рода формулировка, не предполагает полноценного обсуждения.

Следствие не может рассуждать о своей причине, и не может в полной мере описать причину, тем более в терминах следствия; человек лишь часть «чего-то» целого, и при попытках описать это целое, он, как часть, неизбежно будет искажать целое, поэтому: «темы нет и разговора быть не может».

Другое дело обсуждение абсолютности Бога и необходимости сохранять эту Абсолютность, для адекватного представления о Боге, как о Творце всего сущего. В этом случае отсутствие в Боге отношения к тому, что было «до» него позволяет обосновано утверждать, что в абсолютной полноте Бога «чего-то» не хватает; но если в ней чего-то не хватает, то Бог не есть Абсолют, а значит Он и не Бог.

Когда сторонникам Божественной причинности мироздания, не удается убрать противоречие, связанное с «неполноценностью» Творца, их оппоненты с полным правом ставят под сомнение существование самого Творца. Кому нужен Бог, в котором «чего-то» нет: «видели мы таких Творцов и без вашего Бога».

Повторюсь, концепции одного Бога не дают никакого выхода из этой ситуации, концепция единого Бога этот выход в себе несет.

Линия рассуждений несложная: Бог становится Богом-Отцом, только становясь отцом Вечного Сына, в свою очередь, Отец вместе с Сыном становятся «родителями» Бесконечного Духа (см. Первую часть материала).

Сын знает, что было «до» него, — до него был Отец, и Сын знает, что было «после» него, — после него был Дух. Сын несет в себе всю полноту отношений «по кругу вечности», и через единство с Сыном эта полнота становится доступна всей Троице.

Уникальное центральное положения Вечного Сына в этом Божественном объединении, позволяет всем участникам триединства, восполнять недостающую полноту возможных отношений.

Отец, через единство с Сыном получает доступ к опыту пред-существования, которого у Него нет, но который несет в себе Сын, и через единство с Сыном, опыт создания, который несет в себе Сын, становится доступен Отцу-Создателю.

При этом Сын является Создателем Бесконечного Духа, и Бесконечный Дух, через единство с Сыном приобщается к опыту Создателя, недоступного для него, как для создания.

Именно в Троице Бог обретает всю полноту отношений необходимую для того, чтобы быть Богом в абсолютном смысле, и достаточную для выражения себя в Творении (см. Первую часть материала, а также материал: Кто же сотворил наш мир?).

У нас есть все основания говорить об абсолютной неизбежности Троицы.

Несомненно, следует рассмотреть и теологический аспект триединого выражения Бога.

Отец и Сын определяют для нас «отцовство-сыновство», как единственный характер отношений Бога со своими детьми, а Сын с Духом раскрывают «братский» характер отношений детей одного Отца.

Таким образом, на Божественном уровне раскрывается прообраз Небесной семьи: «отцовство – сыновство – братство», — распространение которого охватывает собой все мироздание.

Бесспорной главой этого семейства является Небесный Отец, и также, бесспорно, мы — его дети.

В подтверждение этому в нашем мире звучит Евангелие Иисуса: «Все мы дети одного Отца, поэтому все мы братья».

В Троице воплотилась идея служения Бога своему Творению, идея, которая не могла быть воплощена в простейших монотеистических концепциях.

Чтобы утверждать: Бог есть любовь, — нужно быть уверенным, что у Бога есть тот, кто эту любовь может в полной мере воспринять.

Очевидно, что полнота выражения любви зависит от полноты её восприятия. Даже полноценное выражение человеческой любви невозможно в адрес существа ниже уровня человека. Муравей не может в полной мере воспринять человеческую любовь, и тем более откликнуться на неё взаимностью.

В единстве Троицы, равные Боги получают возможность выражать себя в адрес равных, обретая способность проявлять себя и в адрес всего остального Творения.

«Бог есть любовь», и любовь Бога-Отца находит свое выражение в Сыне; Сын милосердно выражает любовь Отца в Духе, а Дух раскрывает божественную любовь Отца и бесконечное милосердие Сына в своем служении.

Любовь, милосердие, служение, — суть проявление заботы Отца о своей божественной семье.

Бог служит своему Творению с вечной любовью и неиссякаемым милосердием, Он как любой Отец заботится о развитии и процветании всей своей семьи и каждого её члена.

Любовь Отца безусловна и мироздание Бога – дружественно.

Далее: Почему монопричина не может быть первопричиной? Почему первопричина – это всегда отношение? Что такое диктатура совершенства? На что можно разменять Абсолют? Почему первопричина это всегда отношения? Два противоречия в действиях первопричины? Суб-абсолютность и суб-совершенство, — причинность второго и более низкого порядка. Качества первопричины.

Последние записи