Кто сотворил Бога?
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on facebook
Share on whatsapp
Share on telegram

В первой части: «несчастный» Бог, — ловушка безусловной абсолютности. Выражение Бога, через самоограничение и отдачу всего, что возможно отдать. Самоудовлетворяющая реализация Бога, — создание Центрального ядра Творения. Три типа реальности и их интеграция в личности Бога. Бог – един, но Он не один…

Кто сотворил Бога?

Этот вопрос у людей способных рассуждать на подобные темы, в развернутом виде, обычно звучит так: «Если Бог есть Всё, то он должен нести в себе всю полноту и выражений и отношений.

Но ведь Бог не знает, что было до него, до него ничего не было, у него нет отношения к своему «прошлому», а значит он никак не может отнестись к своему пред-существованию. Значит, чего-то в нём нет?

Тогда какой же он Бог?»

Мы вплотную приблизились к разговору о «происхождении Бога».

Думающая аудитория спокойно уходит от лобового вопроса: «кто сотворил Бога», — объясняя оппонентам, что подобного рода формулировка, не предполагает полноценного обсуждения.

Следствие не может полноценно рассуждать о своей причине, и не может исчерпывающим образом описать причину, тем более в терминах самого следствия; человек лишь часть «чего-то» целого, и при попытках описать это целое, он, как часть, неизбежно будет искажать целое, поэтому: «темы нет и разговора быть не может».

Но мы обязаны вернуться к такому подходу в разговоре о Боге, если хотим поговорить не о Боге, — абстрактном Абсолюте, а о Боге — Творце всего сущего, прекрасно понимая, что контекст «всетворения» будет вызывать дополнительные вопросы и противоречия.

Бог является исключительно Создателем, и очевидно не несет в себе опыта создания, он Создатель и только, а отсутствие такого опыта делает неполноту Бога ещё более очевидной.

Когда сторонникам Божественной причинности всего, не удается убрать эти обоснованные упреки в «неполноценности» Творца, их оппоненты с полным правом ставят под сомнение существование самого Творца. Кому нужен Бог, в котором «чего-то» нет, в данном случае нет опыта создания: «видели мы таких Творцов, и без вашего Бога».

И тут приходит время четкого разделения концепций, на концепцию одного Бога, которая не дает никакого выхода из подобной ситуации, и концепцию единого Бога, которая такой выход предлагает.

Конечно же, когда мы говорим о едином Боге, мы говорим о Троицы.

Но давайте начнем с более общего вопроса: почему для выражения Единого Бога понадобилось именно триединство? Почему именно три? Откуда появилось это число? Сама постановка вопросы выглядит странной только на первый взгляд.

Если рассматривать аргументы в пользу «тройки» с последовательностью от простого к сложному, то для простого объяснения достаточно увидеть, что именно в группе из «трех» содержаться все варианты межличностных отношений.

Таких вариантов действительно три: 1+1, далее, 1+двое (группа), и, наконец, двое (группа) +1, — и этих вариантов будет вполне достаточны для выражения полноты отношений.

В отношениях пары не достает варианта «один – группа», а отношения, например, в квартете без труда можно свести либо к комбинации «один – группа», либо к комбинации «группа — один», то есть к любой комбинации в тройке.

Следующим и основным аргументом в пользу триединого объединения, будет заложенный в Троице потенциал ответа на все вопросы, связанные с «неполноценностью» Творца.

Напомню, Бог не имеет взгляда на свое пред-существование, Он не несет в себе отношения к тому, что было «до» него, ведь до Него ничего не было, и, Бог не несет в себе опыта создания, так как является исключительно Создателем.

Повторюсь: если мы утверждаем, что Бог – один, мы оказываемся в тупике, и нам ничего не остается, как только «закатывать глазки» и устраивать истерику по поводу непознаваемости Творца.

Концепция Троицы, — концепция единого Бога, — позволяет выстроить понятную линию рассуждений, и она будет не сложной: Бог становится Богом-Отцом, только становясь отцом Вечного Сына, в свою очередь, Отец вместе с Сыном становятся «родителями» Бесконечного Духа.

Отец не знает, что было до него, а Сын знает, — до него был Отец, и через единство с Сыном Отец получает доступ к опыту предсуществования; и через тоже единство с Сыном, Отцу становится доступен опыт создания, которого в нём нет, как в Создателе, но который несет в себе Сын.

С похожей «проблемой» сталкивается и Бесконечный Дух, — он только создание, он не Создатель, он ничего не создает на экзистенциальном уровне, — четвертого члена Троицы нет, в нём нет необходимости.

Сын является не только созданием по отношению к Отцу, но и Создателем по отношению к Бесконечному Духу, и Бесконечный Дух, через единство с Сыном приобщается к опыту Создателя, недоступного для него, как для создания.

Уникальное центральное положения Вечного Сына в этом Божественном объединении, позволяет всем участникам триединства восполнять недостающую полноту возможных отношений.

Сын знает, что было «до» него и «после» него, — он и создание, и Создатель; Сын несет в себе всю полноту отношений «по кругу вечности», и через единство с Сыном эта полнота становится доступна всей Троице.

Несомненно, следует рассмотреть и теологический аспект триединого выражения Бога.

Отец и Сын заявляют для нас «отцовство-сыновство», как единственно возможный характер отношений Бога со своими созданиями — детьми, а Сын и Дух раскрывают «братский» характер отношений детей одного Отца.

Таким образом, на экзистенциальном уровне создается прообраз Божественной семьи: «отцовство – сыновство – братство», — распространение которого охватывает собой всё мироздание.

Бесспорной главой этого небесного семейства является Отец, и так же, бесспорно, мы — его дети.

В подтверждение этому в нашем мире звучит Евангелие Иисуса: «Все мы дети одного Отца, поэтому все мы братья».

В Троице воплотилась идея Творения, как выражения-откровения Бога, идея, которая не могла быть воплощена в простейших монотеистических концепциях.

Очевидно, что полнота выражения Бога зависит от возможности в полной мере это выражение воспринять. Даже человек может выразить себя в полной мере только в адрес равного себе, то есть в адрес человека; любое животное не может в полной мере воспринять человека, и тем более стать субъектном полноценных и равноправных отношений.

Если мы беремся утверждать, что Творение — это выражение Бога, то нам нужно быть уверенными, что Бог способен себя выразить и выражает себя в адрес равных.

В единстве Троицы, равные Боги получают возможность выражать себя среди равных, обретая таким образом способность посвящать себя всему остальному Творению.

«Бог есть любовь», и любовь Бога-Отца находит свое выражение в милосердии Сына; Сын милосердно выражает любовь Отца в Духе, а Дух раскрывает вечную любовь Отца и бесконечное милосердие Сына в своем служении.

Любовь, милосердие, служение, — суть проявление заботы Отца о своей божественной семье.

Бог служит своему Творению с вечной любовью и неиссякаемым милосердием, Он как любой Отец заботится о развитии и процветании всей своей семьи и каждого своего сына (дочери).

Любовь Отца безусловна; мироздание Бога – дружественно.

Далее:  Почему Бог не может быть первопричиной?

Последние записи