Почему Бог создал Рай и не остановился?
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on facebook
Share on whatsapp
Share on telegram

…а то, что не остановился, — это очевидный факт. Мы точно не являемся совершенными созданиями и окружающий нас мир назвать чем-то похожим на Рай не представляется возможным.

Любая попытка порассуждать на эти темы почти сразу же упирается в неразрешимое на первый взгляд противоречие, суть которого заключается в несоотносимости совершенства Творца и не совершенства Его творения, того творения, в котором мы с вами пребываем.

Если Творец, это Бог, а не капризный конфессиональный «божок», Он должен являть собой совершенство, причем в абсолютном смысле: Бог вечен и бесконечен, несёт в себе всю полноту, вездесущ, повсеместен, всемогущ и т.д. и т.п.

На этом неполном перечне атрибутов Божественности можно остановиться и задаться вопросом: какое мы имеем отношение ко всему этому великолепию? И ответ может быть только один – никакого.

Если совершенный Бог выражает себя в творении, то Его творение должно нести в себе всю полноту Божественного совершенства, если же мы говорим о несовершенстве творения, то мы, тем самым, либо предполагаем «иное» авторство, либо допускаем несовершенство самого Творца.

Абсолютное совершенство может породить только совершенство и ничего более, — так видимо и было.

В результате прямого акта творения Бога появилась изначально совершенная, вечная и бесконечная, реальность, населенная изначально совершенными существами, пребывающими в полной гармонии с самими собой и с той реальностью, в которой их сотворили. Назовем это Райскими реальностями.

Но поставленный нами в самом начале вопрос только обостряется: почему Бог, создал все это великолепие и не остановился? Что сподвигло Совершенного Творца идти дальше и не удовлетвориться уже достигнутым результатом? Чего не хватает в этой потрясающей картине? Какую «неполноту» несет в себе совершенная полнота Райской реальности? Чем «не обладают», обладающие всем, изначально совершенные жители Рая?

Изначально совершенные жители Рая не знают как становиться совершенными, их создали уже совершенными существами, они не несут в себе опыта обретения совершенства.

В Райских реальностях невозможно развитие, как мы его себе представляем; нечего развивать, всё уже совершенно, а без возможности развития изначальное совершенство несет в себе определенную неполноту.

На «неполноту» изначального совершенства можно посмотреть и с другой, более общей точки зрения, если исходить из того, что Бог являет собой единство всего актуального и потенциального, то есть Он, это не только то, что Есть, но и то, что Будет (может быть).

Вечный и бесконечный Бог совершенен в актуальности, при этом все возможности-вероятности обретения совершенства Он несет в себе в виде нераскрытых потенциалов.

Нераскрытых, потому, что в условиях вечности, то есть реальности, где отсутствует временной фактор, раскрытие потенциала развития невозможно.

Повторюсь, вне времени невозможно никакое достижение, никакой рост.

Но изначально совершенное Творение не может быть актуально неполным, то есть, та часть, которая является изначально совершенной нуждается в дополнении в части совершенства обретаемого, того совершенства, которое достигается через развитие   и   набор опыта. Необходимость продолжения творения становится очевидной.

Но можно ли восполнить эту «неполноту» изначального совершенства, продолжая творение в пределах той же совершенной реальности? Очевидно, что нет. Любой акт творения со стороны Абсолютно совершенного Бога, будет приводить к появлению «очередной» изначально совершенной реальности.

Для того, чтобы появилась реальность, где возможно было бы раскрытие потенциалов роста  и обретение совершенства, необходимо ограничить совершенство изначального Творения.

Кто может ограничить совершенство Бога, — только сам Бог. Любое ограничение Божественного совершенства, есть следствие самоограничения Бога, и это всегда ограничение «под задачу».

Задача создания несовершенной реальности, где возможно обретение совершенства решается Богом через ограничение своей вечности, — появление времени, без которого невозможно никакое развитие, и через ограничение своей бесконечности, — появление пространства, без которого невозможно построение траектории обретения совершенства.

Бог выделяет из реальности вечного и бесконечного совершенства,    пространственно-временной «сегмент», создавая в нём условия, которые позволяют раскрыть Его потенциалы развития, и,   начиная  двигаться с несовершенных уровней,  приходить к уровням обретаемого совершенства.  

Когда решается задача создания реальности, в которой возможно достижение совершенства, на повестку дня встаёт вопрос о заселении такой реальности, и появляется план: «…сотворим человека…».

Несовершенная реальность, заселяется несовершенными созданиями, — это мы с вами, которым дается Божественный наказ: «Будьте совершенны, как совершенен Отец наш Небесный», — и которые могут вставать или не вставать на путь реализации этого божественного наказа, — путь обретения совершенства.

Нас не выкинули из лодки посередине безбрежного пруда времени и пространства, с предложением хотите плывите, — хотите тоните, мы обеспечены всей заботой и всем участием для принятия решение двигаться к реальностям Рая.

Бог до нас свой путь уже прошел, а Его Сын показал нам путь по которому мы можем к нему вернуться, — это путь Восхождения.

Возможность обретения совершенства является очевидным преимуществом созданных несовершенных существ, так как изначально совершенные существа такой возможностью не обладают, — их просто создают. Они лишены возможности взаимодействия с Создателем в процессе самопретворения. Мы же, находясь в несовершенной реальности, можем пользоваться пространственно-временной отсрочкой для создания самих себя.

Мы проявляем волю и обретаем опыт в процессе совместного с Богом самопретворения.

Выбирая путь Восхождения к Раю, мы  начинаем обретать опыт как из чего-то несовершенного можно сделать что-то совершенное, и в конце этого пути мы к изначальному совершенству жителей Рая, добавляем опыт совершенства обретаемого, и тем самым восстанавливаем полноту Божественного совершенства.

Осознание подобного космического предназначения предает твердость нашему намерению искать и находить Бога, вселяет уверенность в будущем, воспитывает ответственность за достижение результата и смиряет грандиозностью Божественного плана. Это сложное переживание и рождается то, что можно назвать Божественным достоинством человека.

Мы остаёмся на неизменной позиции, заявленной в начале материала: то, что создается совершенным Творцом, может быть совершенным и только, но это совершенство может быть изначальным, а может обретаться в результате достижения. Такое обретаемое совершенство закладывается в потенциал создаваемой реальности, и присутствует в каждом из нас в виде безусловного дара Божественного Сыновства.

Метод, с помощью которого во времени раскрывается потенциал божественного роста хорошо известен, это эволюция, а по сути, творение растянутое во времени. Если из эволюции исключить временной фактор, то в результате мы получим совершенную реальность.

Именно эволюция в сочетании с периодическими Откровениями Бога обеспечивает устойчивое и стабильное развитие несовершенной реальности и доведение её до предельного статуса Эры Света и Жизни, — статуса обретенного совершенства.

Мы существа смешанного, полуживотного происхождения, и мы сами принимаем решение посвятить свою жизнь достижению животного комфорта или двинуться по неизведанному но защищенному пути реализации Божественного предназначения.

Только существа, имеющие опыт трансформации чего-то несовершенного (например себя), во что-то совершенное, способны стать со-работниками Творца, чьи планы вряд ли ограничились созданием только нашей реальности.

Мы выходим на существование двух основных типов реальности: экзистенциальной реальности, — изначально совершенной, вечной и бесконечной, и эмпирической реальности, где совершенство обретается через набор опыта, в условиях созданных ограничений.

Экзистенциальность инициирует эмпиричность, эмпиричность дополняет экзистенциальность.

При таком подходе отпадает большое количество вопросов и снимается ряд неразрешимых, в рамках традиционных теологических построений, противоречий.

Рассмотрим два, пожалуй, самых известных.

Первое: кто является Творцом всего того, что мы с вами наблюдаем вокруг себя? Универсальный ответ: «конечно Бог», — может удовлетворить только ленивых. Говорить о том, что вечный и бесконечный Бог непосредственно выражает себя в творении, обусловленном пространственно-временными ограничениями, не представляется корректным.

Вряд ли можно считать ведро соленой воды выражением океана.

И второе — откуда все-таки взялось зло? История с отпадением от Бога человека в результате выбора зла, смело можно отнести к предпочтениям тех же ленивых. Если совершенный в абсолютном смысле Бог, сотворил совершенного человека, который жил в совершенной реальности, откуда в таких условиях появилось «зло», выбирая которое, человек отпал от Бога?

Рассмотрим первое противоречие.

Кто же всё-таки сотворил наш мир? Если совершенный Бог, то как совершенство может сотворить что-то несовершенное? Ответ однозначен – никак. Что бы совершенный Бог мог сотворить что-то несовершенное, это несовершенство Он должен нести в себе, хотя бы в виде концепции, идеи или плана, а значит говорить о совершенстве Творца пропадает повод.

Помимо этого, если Всё есть выражение Бога — Творца, то ничего кроме этого Бога – Творца и быть не должно. В этом смысле Бог попадает в абсолютную зависимость от самого себя, при которой невозможно выразить отношения к «чему-то», кругом только Он.

То, что является выражением Бога, должно нести в себе все   атрибуты Божественности, такие как вечность и бесконечность, единство и неизменность, а значит всё творение должно быть вечным и бесконечным, то есть, не нести в себе никаких ограничений, должно быть единым и неизменным.

Если же предположить, что на какой-то миг, часть совершенного Творения перестает быть совершенной, то в это же мгновение либо Бог должен перестать быть совершенным (если его часть потеряла совершенство) либо совершенство должно растворить в себе этот несовершенный «факт», и тогда вновь изначальное совершенство будет тотально доминировать в мироздании.

Отсюда можно сделать один несложный вывод: Бог непосредственно не творит в условиях пространственно-временных ограничений, хотя, конечно, неким образом выражает себя в таком творении.

Бог, как Источник всего сущего, выражает себя на всех уровнях реальности.

На Райских уровнях, то есть на уровне изначально совершенной реальности Бог выражает себя в виде Троицы, так же вечной и бесконечной.

Возникновение Троицы абсолютно неизбежно, в силу того что   выражение Бога, подразумевает наличие «того», кто это выражение может воспринять, причем воспринять в полном объеме и без искажений. Именно через наличие Того, кто равен Богу снимается абсолютная зависимость Бога от самого себя, о которой я упомяну выше. В этом случае на экзистенциальном уровне возникают отношения.

Если же при выражении Бога не возникают отношения, то все   творение Бога будет представлять из себя того же Бога, и в этом случае говорить о какой-либо созидательной деятельно не представляется возможным, То, что будет являться выражением Бога будет тем же самым Богом.  

Для того, чтобы Бог мог выразить себя, ему нужен равный. Всеобщему Отцу равен вечный Сын. И нужен такой же равный, кто может в полной мере воспринять выражение единства Отца-Сына, — это Бесконечный Дух*.

Выражение Бога на экзистенциальном уровне реальности в виде Троицы нисколько не продвигает нас в понимании того, кто занимается созидательной деятельностью в условиях пространственно-временных ограничений; выражение вечного и бесконечного Бога – Троица, продолжает быть вечной и бесконечной.

Ответ на этот вопрос может быть получен исключительно в парадигме: Бог создал всё, в том числе и других Создателей.

В экзистенциальной реальности, в недрах Райской Троицы создаются категории Райского Сыновства способные действовать за пределами изначально совершенной реальности.

Одна из таких категорий – Сыны Создатели в полной мере наследуют созидательные прерогативы своих Райских родителей, но при этом несут в себе способность творить во времени – с учетом времени, и творить в пространстве – с учетом пространства.

Именно эти Сыны Создатели буквально создают, организуют и развивают порученные им «участки» пространственно-временной реальности; наш «участок» один из многих…

Эти Райские сыны Бога переводят Божественные потенциалы обретения совершенства в актуальную деятельность по достижению совершенства на уровне ограниченной  реальности. Они буквально развивают своё творениями до предельного статуса обретенного совершенства.

Именно Сыны Создатели реализуют Божественный план: «сотворим человека», — в рамках которого им предстоит создать и заселить своё локальное творение существами, проходящими через все этапы эволюционного развития, чтобы в конце этого эволюционного пути они могли выйти на проявление свободной воли и принять добровольное решение на исполнение воли Всеобщего Отца.

Реализация вселенского наказа «Будьте совершенны…»  определяет их судьбу как Райских Восходителей, которые, в результате реализации своего предназначения, к изначальному совершенству жителей Рая добавляют обретаемое совершенство паломников времени (см. пост Предназначение человека).

Одного из таких Сынов Создателей мы с вами знаем, это воплотившийся в нашем мире, его Создатель и Бог, — Иисус Христос.

Пройдет совсем немного времени, и к нам придет понимание, кого мы распяли две тысячи лет назад…

Рассмотрим второе противоречие. Откуда все-таки появилось зло? История с отпадением от Бога в результате свободного выбора зла сделанного человеком, кажется вполне обоснованным и логичным, но только на первый взгляд.

Обычно порядок рассуждений такой: Бог «всё делает хорошо» и будучи совершенным Творцом Он создаёт совершенного человека, а вот человек поступает совсем нехорошо. Он пользуется свободной волей и делает некорректный выбор в пользу зла, чем и предопределяет своё отпадание от Бога.

Но давайте зададимся вопросом: откуда в совершенном человеке возник вариант такого выбора? Что бы человеку выбрать зло, ему надо иметь представление о зле, то есть зло как идея или концепция должна быть в самом человеке, только в этом случает зло становится вариантом выбора. Так откуда же в совершенном человеке берется идея зла, которая вырастает в нём до варианта поведения? А взяться этой идее и, соответственно, этому варианту в условиях совершенного Рая неоткуда, и единственным «способом», которым зло могло оказаться в человеке является акт творения самого человека, то есть человек был создан с вариантом такого выбора, а значит зло несет в себе его Творец и Создатель — Бог.

Очевидно, что никакого зла в Боге нет, повторюсь, Бог совершенен, причём совершенен в Абсолютном смысле, но тогда история с отпадание от Бога, — человека или ангела, — того, кто выбирает зло, превращается в очевидную бессмыслицу.

В реальности Рая, то есть в той реальности, которая является непосредственным творением совершенного Бога, никакого зла нет и быть не может, и появится ему там неоткуда; там всё изначально совершенно, совершенно в вечности и бесконечности.

Другое дело — реальность, уже несущая в себе ограничения изначального совершенства.

Сама природа таких ограничений, то есть наличие в реальности того, что является несовершенным, несет в себе возможность — вероятность ошибочного выбора в пользу этого несовершенства.

Если мы разложим несовершенство на составляющие: — незавершенность; — разделенность на материю и дух; -пространственно-временную ограниченность, — то ошибочным можно будет считать те варианты выбора, который будет подчеркивать, усиливать, утверждать эти ограничения изначального совершенства.

Незаконченность процессов развития в масштабах всего пространственно-временного творения, то есть динамичность всех процессов набора опыта, делает ошибочным выбор того, что тормозит, останавливает, старается зафиксировать наше отношение к этой реальности в виде, научного постулата или религиозной догмы, и является, по сути, попыткой придать незаконченности нашей реальности окончательный статус. Напротив то, что придает подвижность, ведёт к переменам, стремится к развитию и качественным трансформациям, можно отнести к корректному выбору в условиях данного ограничения.

Разделенность материи и духа в пределах пространственно-временного творения, делает корректным тот вариант поведения, который стремится к согласованию духовной и материальной оставляющей нашей жизни, а ошибочным тот, который отдаёт предпочтение одной из этих составляющих, акцентирует на ней наше внимание, с обязательным уничижением другой. Подобный подход поддерживает разделенность, и в своих крайних проявлениях приводит к фанатизму.

Ограниченность временем и пространством, в результате некорректного отношения может выливаться в игнорирование временных ограничений (вечное откладывание дел) или потакание пространственными ограничениями (нежелание двигаться за пределы привычной координаты). Корректным же отношением будет стремление выйти за рамки таких ограничений, через взаимодействие с запредельностями и непостижимостями такими как Бог. Именно преодолением пространственно-временных ограничений будет сопровождаться наше Восхождение к вечным и бесконечным реальностям Рая.

Любое взаимодействие с несовершенной реальностью вызывает в человеке определенное напряжение. Мы не любим ошибаться, но мы непременно ошибаемся, принимая ограничения несовершенства за угнетающие условия, и мы выходим на исправление ошибок, — набор опыта, — когда понимаем, что эти условия предоставляют нам возможности для личностного роста и достижений, то есть играют в нашей жизни стимулирующую роль.

Нежелание останавливаться на достигнутом – (преодоление незавершенности), желание согласовать и гармонизировать материальную и духовную составляющую нашей жизни (преодоление разделенности), стремление двигаться за пределы воспринимаемого (преодоление пространственно-временной ограниченности), выводит нас на обретение динамичной устойчивости, — устойчивость движения, — которая обеспечивает наше развитие не только во времени, но и в вечности.

Напротив, стремление идти на поводу у ограничений, провоцирует нас на обретение статичного комфорта, — устойчивость положения, — неизбежно приводящая нас к остановке, стагнации, смерти.

Устойчивость «положения – статуса» дезинтегрирует человека из динамичной реальности, а возникающая, таким образом, обособленность нарушает адекватное восприятие собственного поведения, и делает невозможной критическую реакцию на совершаемые ошибки.

Желание сохранить полученные результаты, — остановиться, определиться и зафиксироваться, —   приводит к повтору тех ошибок, которые уже сказались на подвижности, давлению материальности (духовности), пространственно-временной локализации.

Именно находясь в ограниченной реальности, человек, проявляя свободную волю, может ошибаться, осознанно повторяя ошибки, — актуализировать зло, а повторяя то, что он уже знает как зло, — совершать грех.

Попытки открепить ошибку, зло и грех от несовершенства, делает их частью человеческой природы, закрепляя за нами статус греховного существа; соответственно, отношение ко греху становится и отношением к человеку.

Но человек динамичен, он очевидно движется по своей жизни, а греховный поступок (как и любой поступок) всегда закончен, всегда завершён, и, ставя знак равенства между поступком и самим человеком, осуждая человека вместе с его поступком, мы неизбежно искажаем реальность.

Желание сделать зло или грех следствием нарушения племенного табу, «божественных» заповедей или нравственного закона, придает этим категориям характер качества, которое можно присваивать предметам, животным или природными явлениями; происходит их демонизация.

Носителем зла и греха может стать человек, идея (чаще идеология), политическая система и даже территория. Зло может прийти в нашу жизнь из потустороннего мира, со дна океана, из космоса и ещё неизвестно откуда, но обязательно «неожиданно и коварно».  Борьба с таким «злом-грехом», выделяется в особый вид деятельности и даже становится отдельным смыслом жизни для тех, кто видит смыслы существования в борьбе.

В результате, жизнь таких борцов сводиться к обслуживанию противостояния «добра и зла», и, вместо того чтобы двигаться к Богу, они тратят свои дни и годы на движение от «не Бога».

В этой борьбе они и увядают, потому что невозможно победить то, что в реальности не существует, ведь за всем реальным стоит Бог.

Зло не приходит извне, за ним всегда стоит наш выбор, — осознанный повтор уже совершенной когда-то ошибки, и за грехом стоит не внешнее искушение «чем-то» (кем-то), а тот же выбор, — отложенное желание ещё раз получить то, что уже известно как зло.

Зло входит в нашу жизнь не через отрицание чего-то положительного, а через утверждение чего-то отрицательного.

Зло и грех, есть всего лишь негативные последствия нашего оценочного отношения к реальности, и осознание этого вновь выводит нас на стимулирующую роль несовершенства.

Повторюсь, несовершенство создает для нас условия, в которых мы учимся лавировать в неустойчивой, несогласованной и приблизительно очерченной для нас реальности, и при контакте с этими ограничениями, через честное отношение к допускаемым ошибкам, набирать опыт движения к совершенству.

Надо спокойно принять тот факт, что все ступеньки возможного «отпадания» человека от Бога: ошибка, зло и грех, — находятся за пределами совершенной реальности, и являются следствием проявления свободной воли человека в реальности, где совершенства пока ещё нет.

Настойчивость в поисках зла где-то «рядом с Богом», непременно будет выводить нас на ложное утверждения о едином источнике «добра и зла», на котором зиждется практически вся эзотерика.

Мы живем в прекрасной реальности, в которой у человека есть время для действия, исправления ошибок и обретение опыта, а у Бога остается вечность для проявления милосердия и прощения наших грехов.

Последние записи